Колыбельная Юнна Мориц

Мать с двумя детьми. Seymour Joseph Guy (1824-1910)
Seymour Joseph Guy (1824-1910)
Месяц в облаке зевнул,
К небесам щекой прильнул,
Весь калачиком свернулся,
Улыбнулся и уснул.
Я прильну к тебе щекой,
Серебристою рекой,
Абрикосовою веткой…
Помни! Я была такой.
Сердцем к сердцу прислоню,
К ненасытному огню.
И себя люблю, и многих…
А тебе не изменю.
На челе твоем крутом
Будет тайный знак о том,
Что меня любил всех раньше,
А других — уже потом.
Будет тайный знак о том,
Что расцвете золотом
Я сперва тебя кормила,
А земля — уже потом.
Спи, дитя мое, усни.
Добрым именем блесни.
И себя люби, и многих…
Только мне не измени.
А изменишь — улыбнусь
И прощу… Но я клянусь,
Что для следующей жизни
Я с тобою не вернусь,
Не вернусь тебя рожать,
За тебя всю жизнь дрожать.
Лучше камнем под ногами
В синей Индии лежать.
Спи, дитя мое, усни.
Добрым именем блесни.
И себя люби, и многих…
Только мне не измени.


Не забудьте подписаться на мою страничку Facebook:

Добавить комментарий